А-а-а!

May. 23rd, 2011 07:07 pm
golan: (Змеюка -2)
Очередные пять копеек в копилку приличной политической сатиры: новый выпуск любимого моего "Гражданина поэта". По-моему, дуэт Быкова и Ефремова творчески растёт не по дням, а по часам - адский отжиг:

golan: (Default)
Конечно же, я периодически смотрю все новые выпуски этой замечательной передачи.

Читая отзывы зрителей, понимаешь главное: проект начался вовремя, Ой, не зря он завоевал такую популярность! И дело тут не только в сатире как таковой - кто в России запрещает ругать правительство в интернете? Насколько я вижу, Путина и Ко тут и так последними словами матерят.

В чём же секрет "Поэта и гражданина"? По-моему, прежде всего в том, что значительная часть населения РФ, имеющая в голове более одной извилины, соскучилась по художественным формам, по интеллектуальной игре. Грубый фарс в стиле группы "Ленинград" поднадоел, хочется чего-то более умного и изящного.

Именно этим и берут поэт Быков и актёр Ефремов. По игре Ефремова, на мой взгляд, можно видеть, как ему самому нравится то, что он делает.

Ну а Быков вообще - отдельная тема. Выкладываю сюда свой любимый выпуск ПиГа: стилизацию под Пушкина - "Тряслися грозно Пиренеи". Так чувствовать "онегинскую строфу" и пушкинские интонации может только настоящий мастер. По-моему, сам Александр Сергеевич, если бы бы сегодня жив, описал бы всё подобным образом.

golan: (мрачный)
ВАРФОЛОМЕЕВСКАЯ НОЧЬ
Я думала в уютный час дождя:
а вдруг и впрямь, по логике наитья,
заведомо безнравственно дитя,
рожденное вблизи кровопролитья.

В ту ночь, когда святой Варфоломей
на пир созвал всех алчущих, как тонок
был плач того, кто между двух огней
еще не гугенот и не католик.

Еще птенец, едва поющий вздор,
еще в ходьбе не сведущий козленок,
он выжил и присвоил первый вздох,
изъятый из дыхания казненных.

Сколь, нянюшка, ни пестуй, ни корми
дитя твое цветочным млеком меда,
в его опрятной маленькой крови
живет глоток чужого кислорода.

Он лакомка, он хочет пить еще,
не знает организм непросвещенный,
что ненасытно, сладко, горячо
вкушает дух гортани пресеченной.

Повадился дышать! Не виноват
в религиях и гибелях далеких.
И принимает он кровавый чад
за будничную выгоду для легких.

Не знаю я, в тени чьего плеча
он спит в уюте детства и злодейства.
Но и палач, и жертва палача
равно растлят незрячий сон младенца.

Когда глаза откроются - смотреть,
какой судьбою в нем взойдет отрава?
Отрадой - умертвить? Иль умереть?
Или корыстно почернеть от рабства?

Привыкшие к излишеству смертей,
вы, люди добрые, бранитесь и боритесь,
вы так бесстрашно нянчите детей,
что и детей, наверно, не боитесь.

И коль дитя расплачется со сна,
не беспокойтесь - малость виновата:
немного растревожена десна
молочными резцами вурдалака.

А если что-то глянет из ветвей,
морозом жути кожу задевая,-
не бойтесь! Это личики детей,
взлелеянных под сенью злодеянья.

Но, может быть, в беспамятстве, в раю,
тот плач звучит в честь выбора другого,
и хрупкость беззащитную свою
оплакивает маленькое горло

всем ужасом, чрезмерным для строки,
всей музыкой, не объясненной в нотах.
А в общем-то - какие пустяки!
Всего лишь - тридцать тысяч гугенотов.

1967
golan: (Махони)
В первой серии замечательного российского исторического сериала "Графиня де Монсоро" граф де Бюсси (Домогаров) по просбе Жанны де Сен-Люк читает ей свой новый сонет. Привожу его ниже:

Великая фантазия творца!
Я славлю мысли вечное движенье.
Все мы плоды Его воображенья,
Но неудача или достиженье -
Не можем разобраться до конца

Мы разные: в одном лукавит плоть,
Другой рассудком покоряет страсти,
И слава Богу, что не в нашей власти
То изменить, что даровал Господь.


Эти стихи мне очень нравятся, и я хотел бы узнать, является ли настоящий Луи де Клермон, граф де Бюсси их автором. Насколько я знаю, он действительно был поэтом, но действительно ли в фильме приведён его сонет?

Апдейт: поиск начальных слов сонета в Гугле прежде всего почему-то выдаёт страницу какого-то ахтунга на diary.ru: в одном из своих постов тот парень приводит этот сонет, но автором указывает почему-то Киплинга.

Уважаемые френды, может, вы можете мне помочь?

ПОСЛЕДНИЙ АПДЕЙТ: Это действительно Киплинг, как ни странно бы это не звучало. Всё-таки, не зря я так люблю его стихи. Интересно, что ни в одном из сборников стихов Киплинга, висящих на сайте Мошкова, я этого сонета не видел.

[livejournal.com profile] garpoon, нашедшему правильный ответ, кланяюсь в пояс.
golan: (Махони)
Если...
О, если ты спокоен, не растерян,
Когда теряют головы вокруг,
И если ты себе остался верен,
Когда в тебя не верит лучший друг,
И если ждать умеешь без волненья,
Не станешь ложью отвечать на ложь,
Не будешь злобен, став для всех мишенью,
Но и святым себя не назовешь, -
И если ты своей владеешь страстью,
А не тобою властвует она,
И будешь тверд в удаче и в несчастье,
Которым в сущности цена одна,
И если ты готов к тому, что слово
Твое в ловушку превращает плут,
И, потерпев крушенье, можешь снова -
Без прежних сил - возобновить свой труд, -
И если ты способен все, что стало
Тебе привычным, выложить на стол,
Все проиграть и все начать сначала,
Не пожалев того, что приобрел,
И если можешь сердце, нервы, жилы
Так завести, чтобы вперед нестись,
Когда с годами изменяют силы
И только воля говорит: "Держись!" -
И если можешь быть в толпе собою,
При короле с народом связь хранить
И, уважая мнение любое,
Главы перед молвою не клонить,
И если будешь мерить расстоянье
Секундами, пускаясь в дальний бег,-
Земля - твое, мой мальчик, достоянье.
И более того, ты - человек!
golan: (Default)
Старая запись с какого-то концерта: Арик Лави поёт песню на стихи Константина Симонова "Жди меня и я вернусь":



А вот и сам перевод (на мой взгляд, точнейший), сделанный Авраамом Шлонским:

אַתְּ חַכִּי לִי וְאֶחְזֹר )
golan: (мрачный)
Когда горело гетто,
Когда горело гетто,
Варшава изумлялась
Четыре дня подряд.
И было столько треска,
И было столько света,
И люди говорили:
— Клопы горят.

А через четверть века
Два мудрых человека
Сидели за бутылкой
Хорошего вина,
И говорил мне Януш,
Мыслитель и коллега:
— У русских перед Польшей
Есть своя вина.

Зачем вы в 45-м
Стояли перед Вислой?
Варшава погибает!
Кто даст ей жить?
А я ему: — Сначала
Силенок было мало,
И выходило, с помощью
Нельзя спешить.

— Варшавское восстание
Подавлено и смято,
Варшавское восстание
Потоплено в крови.
Пусть лучше я погибну,
Чем дам погибнуть брату, —
С отличной дрожью в голосе
Сказал мой визави.

А я ему на это:
— Когда горело гетто,
Когда горело гетто
Четыре дня подряд,
И было столько треска,
И было столько света,
И все вы говорили:
"Клопы горят".


1991
golan: (мрачный)
Нравится мне у него это замечательное стихотворение. Очень откровенное, честное и мне лично близкое.

Как мокрый куст сирени, тяжела,
Над станцией качалась тишина,
Пустая и дремотная донельзя...
И вдруг- экспресс- "Москва- Владивосток"
Взошёл как ослепительный росток
Из светового зёрнышка тоннеля!

Экспресс, он эту ночь разворожил,
Как палкой угольки, разворошил
Взаимосвязь заборов, стен и кровель.
Прошла минута, и остыл тоннель...
И странным сгустком бликов и теней
Над станцией возник девичий профиль...

Но это в прошлом. А теперь пора
В один из понедельников, с утра,
Пересчитать накопленные даты
И, кроме добрых встреч и умных книг,
Подробнее припомнить некий миг,
Отмеченный неясностью утраты...

И сквозь валежник разных мелочей
Тот давний миг забрезжит как ручей,
И тут уж не до сна тебе, философ!..
Уже зима. И на дворе мороз.
И под столом уютно дремлет пёс,
Патлатый и седой, как Франц-Иосиф...

Но вот, не в силах сам себе помочь,
Ты все воспоминанья гонишь прочь,
А часовая стрелка целит в полночь...
Бессильна память. Бесполезна злость.
Одно понятно: что-то не сбылось,
Но что, когда и где- уже не вспомнишь...


1963
golan: (мрачный)
Сидят на дачах старенькие ВОХРы
И щурятся на солнце сквозь очки.
Послушаешь про них — так прямо волки,
А поглядишь — так ангелы почти.

Их добрые глаза — как два болотца —
Застенчиво мерцают из глазниц,
В них нет желанья с кем-нибудь бороться,
В них нет мечты кого-нибудь казнить.

Они не мстят, не злятся, не стращают,
Не обещают взять нас в оборот, —
Они великодушно нам прощают
Все камни в их увядший огород.

Да, был грешок… Такое было время...
И Сталин виноват, чего уж там!..
Да, многих жаль… И жаль того еврея,
Который оказался Мандельштам...

Послушать их — и сам начнешь стыдиться
За слов своих и мыслей прежний сор:
Нельзя во всех грехах винить статиста,
Коль был еще и главный режиссер.

…Но вдруг в глазу, сощуренном нестрого,
Слезящемся прозрачной милотой,
Сверкнет зрачок, опасный как острога.
Осмысленный. Жестокий. Молодой.

И в воздухе пахнет козлом и серой,
И загустеет магмою озон,
И радуга над речкой станет серой,
Как серые шлагбаумы у зон.

Собьются в кучу женщины и дети.
Завоют псы. Осыплются сады.
И жизнь на миг замрет на белом свете
От острого предчувствия беды.

По всей Руси — от Лены и до Волги —
Прокатятся подземные толчки...

...Сидят на дачах старенькие ВОХРы
И щурятся на солнце сквозь очки...


Леонид Филатов. 1987
golan: (Картер)
Читаю перед сном "Цветы зла" Шарля Бодлера. Сборник просто потрясающий: утончённая поэзия, смешанная с гневом и каким-то сладостным душевным самобичеванием.

Ловлю себя на мысли, что почитать это мне следовало бы ещё года три назад.
golan: (Швейк)
Пушкин пристаёт к еврейке с неприличным предложением: :))

Христос воскрес, моя Ребекка!
Сегодня следуя душой
Закону бога-человека,
С тобой целуюсь, ангел мой.
А завтра к вере Моисея
За поцелуй я, не робея
Готов, еврейка, заплатить -
И даже то тебе вручить,
Чем можно верного еврея
От православных отличить.
golan: (Махони)
... перепечатаю-ка я одно из моих любимых его стихотворений! Кажется, я постил его в дремучем 2003-м году, но, честно говоря, с тех пор не нахожу. Итак,

Красавице, которая нюхала табак )
golan: (Default)
Вийон, посаженный в тюрягу за соучастие в нападении шайки разбойников-кокийаров на богатого церковника, плачется надзирателю:

БАЛЛАДА ОБ АПЕЛЛЯЦИИ,
ИЛИ ВОПРОС ПРИВРАТНИКУ ТЮРЬМЫ ШАТЛЕ


Гарнье, ну что тебя гнетет?
Не апелляция моя ли?
Но даже зверь плененный рвет
Сеть, коею его поймали.
Меня же так к стене прижали,
Что удержаться от проклятья
Святой -- и тот бы смог едва ли.
Неужто должен был молчать я?

К Капету-мяснику свой род
Мы возводить не помышляли.
Вот пыткам, раз я нищеброд,
Меня в Шатле и подвергали,
И столько дел мне навменяли,
Что образцом лицеприятья
В моих глазах все судья стали.
Неужто должен был молчать я?

Ты мнил, на ум мне не придет
Тем, кто сгубить меня мечтали,
Дать по заслугам укорот?
Не на таковского напали!
Чуть приговор мне прочитали,
Неправый до невероятья,
Решил бороться я и дале.
Неужто должен был молчать я?

Останься нем я, принц, как ждали
Те, кому это было б кстати,
Мой труп давно б уж закопали...
Неужто должен был молчать я?
golan: (Default)
Сказала дама:
"Любой обет исполню для тебя, мой друг,
воистину сердечный и желанный,
mon ami et mon vrai desir".

Сказал ей рыцарь:
"Чем заслужил я, госпожа, твою любовь?"
Сказала дама:
"Тем, что ты таков, какого я желала,
mon ami et mon vrai desir".


Апдейт: [livejournal.com profile] pohabych не удержался, и написал гадость.
golan: (Default)
В пятнадцать лет, продутый на ветру
Газетных и товарищеских мнений,
Я думал: «Окажись, что я не гений, —
Я в тот же миг от ужаса умру!..»

Садясь за стол, я чувствовал в себе
Святую безоглядную отвагу,
И я марал чернилами бумагу,
Как будто побеждал ее в борьбе!

Когда судьба пробила тридцать семь.
И брезжило бесславных тридцать восемь,
Мне чудилось — трагическая осень
Мне на чело накладывает тень.

Но точно вызов в суд или собес,
К стеклу прижался желтый лист осенний,
И я прочел па бланке: «Ты не гений!» —
Коротенькую весточку с небес.

Я выглянул в окошко — ну нельзя ж,
Чтобы в этот час, чтоб в этот миг ухода
Нисколько не испортилась погода,
Ничуть не перестроился пейзаж!

Все было прежним. Лужа на крыльце.
Привычный контур мусорного бака.
И у забора писала собака
С застенчивой улыбкой на лице.

Все так же тупо пялился в окно
Знакомый голубь, важный и жеманный..
И жизнь не перестала быть желанной
От страшного прозренья моего!

1984
golan: (Carter)
КЮХЕЛЬБЕКЕР

Ему какой уж месяц нет письма,
А он меж тем не ленится и пишет.
Что ж сообщить?.. Здоровьем он не пышет,
И это огорчительно весьма.

Он занемог и кашлял целый год,—
Хвала его тобольской Дульцинее,—
Он мог бы захворать еще сильнее,
Когда б не своевременный уход.

Но что он о себе да о себе,
Унылый пимен собственных болезней!
Куда важней спросить, – да и полезней! —
Что слышно у собратьев по судьбе!

Как друг наш N.?.. Прощен ли за стихи?..
Он числился у нас в дантонах с детства!..
(N. поступил на службу в министерство,
Публично осудив свои грехи.)

Как буйный R.?.. Все так же рвется в бой?..
О, этого не сломит наказанье!
(R. служит губернатором в Казани,
Вполне довольный жизнью и собой.)

А как там К.?.. Все ходит под мечом?..
Мне помнится, он был на поселенье!..
(К. взят на службу в Третье отделенье
Простым филером. То бишь стукачом.)

Как вам не позавидовать, друзья,
Вы пестуете новую идею.
Тиран приговорен. Ужо злодею!
Зачеркнуто. Про то писать нельзя.

Однако же ему не по себе,
В нем тоже, братцы, кровь, а не водица,
Он тоже мог бы чем-то пригодиться,
Коль скоро речь заходит о борьбе!

Таких, как он, в России не милъен,
И что же в том, что он немного болен?
В капризах тела, верно, он не волен,
Но дух его по-прежнему силен.

Он пишет им, не чуя между тем,
Что век устал болтать на эту тему.
Нет добровольцев бить башкой о стену,
Чтоб лишний раз проверить крепость стен.

Все счастливы, что кончилась гроза!..
...А он, забытый всеми, ждет ответа,
Тараща в ночь отвыкшие от света
Безумные навыкате глаза...

1988 г.
golan: (blackadder)
Karl-Marx-Stadt

Heute hab ich dir gebracht
Schöne Blumen in der Nacht
Keine Röslein legt' ich dir ins Bett
Weiße Pracht, zarter Strauß
Kam mit Maiglöckchen ins Haus
Auf dem Kissen lagen sie so nett.

Karl-Marx-Stadt, Karl-Marx-Stadt,
Du bist die Stadt roter Blumen,
Karl-Marx-Stadt, Karl-Marx-Stadt,
Aber ich mag nur weiß.

Keine Schrillheit in der Blüte
Steigt der Duft uns ins Gemüte
Bringt uns jetzt den Frülingszauber
Als ob ein weißes Lied erklingt
Als dein erster Hochzeitsring
Als ob deine erste Liebe, glaube ich.

Karl-Marx-Stadt, Karl-Marx-Stadt,
Du bist die Stadt roter Blumen,
Karl-Marx-Stadt, Karl-Marx-Stadt,
Aber ich mag nur weiß.

Ах, Карл-Маркс-Штат- город красных цветов... Но я люблю только белые.
golan: (clash)
Одна из моих любимых у Юза Алешковского:

Советская лесбийская

Пусть на вахте обыщут нас начисто,
Пусть в барак надзиратель пришёл.
Мы под песню гармошки наплачемся
И накроем наш свадебный стол.

Женишок мой, бабёночка видная,
Наливает мне в кружку "Тройной",
Вместо красной икры булку ситную
Он намажет помадой губной.

Сам помадой губною не мажется
И походкой мужскою идёт,
Он совсем мне мужчиною кажется,
Только вот борода не растёт.

Девки бацают с дробью "цыганочку",
Бабы старые "горько!" кричат,
И рыдает одна лесбияночка
На руках незамужних девчат.

Эх, закурим махорочку бийскую,
Девки заново выпить не прочь –
Да, за горькую, да, за лесбийскую,
Да, за первую брачную ночь!

В зоне сладостно мне и не маятно,
Мужу вольному писем не шлю:
И надеюсь, вовек не узнает он,
Что я Маруську Белову люблю!
1961
golan: (Carter)
Дружеский совет любителям посидеть на "одноклассниках.ру" и поговорить с разного рода "бывшими":

Read more... )

Profile

golan: (Default)
golan

August 2013

S M T W T F S
    123
456 789 10
1112 1314151617
18192021222324
25262728293031

Syndicate

RSS Atom

Expand Cut Tags

No cut tags